Восстановление плодовитости коней | Отрасли животноводства

Восстановление плодовитости коней

Восстановление плодовитости коней

В последние 20—25 лет предложен ряд способов и разных препаратов для восстановления половых функций коней. Сразу научные и практические работники пробовали рассматривать предпосылки разных отклонений в половых функциях, систематизировать их, при этом все эти нарушения бычно объединялись аква термине—«импотенция». Невзирая на различныепрепараты, предложенные для исцеления утраченной плодовитости, исцеление еще плохо налажено, а рекомендованные препараты не используются. Эффективность предложенных методов исцеления оказалась очень низкой. Такое положение явилось результатом того, что предложенные препараты и другие способы, воздействия нередко не имели под собой научно-теоретической базы, а самое главное, что у предлагавших разные способы исцеления и применявших их время от времени были слабенькие представления о причинах «импотенции», о процессе нарушений в половых функциях.

К таким в свое время нашумевшим, но стремительно угаснувшим и оставившим не много следа способам исцеления «импотенции» продуктами можно отнести исцеление гравиданом, приготовленным А. А. Замковым (1929), тестолизатом Тушнова П. А., продуктам П. А. Волоскова (продуктом гнилого распара спермы—1933 г.), цито-токсической сывороткой, применявшейся М. X. Рябовым (1933 г.) полианолом, проланом и пр.

Вконцедвадцатыхгодов, когдадебатироваласьпроблема«омоложения» старыхорганизмов, методикаомоложениябылапримененанекоторымиветеринарнымиврачаминажеребцах. Ноживойорганизмневозвращаетсякпройденнойстадииразвития, иомоложениеиливозвращение прожитой юности, нереально. Вероятна только перестройка старенького организма и в связи с этим некое восстановление его активности.

Способ взбадривания организма животных методом пересадок семенных желез не получил широкого распространения как по трудности методики проведения, так и по непостоянности эффекта. Такая же судьба поняла и другие в свое время предлагавшиеся способы.

По вопросам выяснения обстоятельств разных дефектов в половых функциях у самцов и а именно у коней в зоотехнической и ветеринарной литературе имеется не много данных. Это и понятно, так как способы детализированного обследования половой производительности самцов сельскохозяйственных животных разработаны только в ближайшее время. Обычно создатели учебников в разборе этиологии половой дефицитности еще до сих поп пользуются источниками из мед литературы, приводя оттуда и систематизации разных видов дефектов. Меж тем организм коня почти во всем отличается от человеческого организма и не следует переносить данные, взятые из людской практики, в практику животноводства без экспериментальной проверки. К огорчению, в руководствах это наблюдается, в особенности когда дело касается свойства семени. К примеру, большая часть авто ров различных учебников и руководств в качестве основной предпосылки некроспермии выставляют заболевания простатической железы. Это, может быть, и правильно в отношении старческих простатитов у людей, но чуть ли переносимо на баранов, быков и коней.

Существенно огромную ценность имеют работы, проведенные конкретно на том либо ином виде животных.

Андриевский В. П. (1939 г.) показывает, что посреди баранов тонкорунных пород существенно всераспространено бесплодие (до 15%), в базе которого лежат разные аномалии в развитии и патологические конфигурации в половых органах, в большей степени в придатках семенников, также в семенниках.

Сильченко И. Г. указывал (1948 г.) на связь меж абортами кобыл и покрытием их некими конями, имевшими во время случной те либо другие отличия от нормы в половых функциях. К примеру, при садках у коней не отделялось семя; у неких наблюдалась нехорошая переживаемость сперматозоидов, обнаруживались в семени кровь и мельчайшие организмы (стрептококки). Зимой у этих коней появились клинические конфигурации в семенниках и мошонке: отек мошонки,  утолщение и даже свищ семенного канатика. При исследовании сыворотки крови этих животных на паратиф получен хороший результат.

Животков X. И. (1948 г.) так же уделяет свое внимание на то, что микробные заболевания половых органов у коней нередки. Они ведут к острому либо приобретенному заболеванию семенников и придаточных половых желез, ухудшению свойства семени и токсиноспермин. Эти заболевания очень тяжело поддаются исцелению, при покрытии кобыл дают большой процент холостения, абортов и вызывают эндометриты.

В. В. Половцева и Г. В. Паршутин в 1930 г. следили сильное ухудшение ка чества семени в течение 2-ух месяцев у быков, перенесших заразное болезнь при явлениях расстройства сердечной деятельности, отеков и значимого увеличения температуры тела.

Волосков П. А. (1936 г.) считал, что возникновение патологических форм сперматозоидов в семени коня свидетельствует о нарушении герминтативных функций тестикулов и секреции придатков половых желез.

По нашим исследованиям (1938 г.), меж клиническими симптомами болезней половых желез коня и наличием определенных патологических форм сперматозоидов существует ровная связь.

При экспериментально вызванном расстройстве сперматогенеза (спиртовым компресс на мошонку в течение 2—4 суток), кони выделяли в эякуляте большой процент патологических форм семенных клеток, приемущественно с ненормальностями в строении головки. Процесс расстройства сперматогенеза, раз начавшись, длился I’/s— 2 месяца, доходя практически до полного исчезновения сперматозоидов в эякуляте. Расстройство функции придатка семенника тянет за собой деформацию хвостов и распад сперматозоидов.

В наших опытах (1936 г.) при усиленном половом режиме не ухудшился морфологический состав семени коней и не повысился процент сперматозоидов с протоплазматической каплей.

Относительно других видов отклонений в половых функциях у коней и других самцов, следует указать на наблюдения X. И. Животкова (1935 г.), который отметил половое истощение с расстройством рефлекса эякуляции у коней, некорректно и усиленно использующихся в ручной случке.

 

Материал и методика исследовательских работ

В муниципальных промышленных конюшнях, конных заводах и хозяйствах раз в год выявляется существенное количество коней с нехороший потенцией, некроспермией, азооспермией, расстройством процесса эякуляции и иными дефектами в половой деятельности.

Так как способы диагностики и определение обстоятельств этих болезней в зоотехнической и ветеринарной литературе отражены слабо, практически не разработаны способы исцеления расстройств половой деятельности коней, на госконюшнях раз в год бракуются 10-ки производителей из-за импотенции и пониженной плодовитости, в связи с невыполнимостью их использования.

Управление муниципальных промышленных конюшен предложило нам заняться исследованием вопросов диагностики отклонений в функциях половых органов, обстоятельств этих отклонений и создать способы восстановления оплодотворяющей возможности коней.

С этой целью весной к летом 1949 г. на Рязанскую Госконюшню было собрано 20 назначенных к выбраковке не много плодовитых и бесплодных коней, с разными дефектами в половых функциях.

Из их 5 коней, требовавших дополнительного наблюдения и исследования, были оставлены на зимовку в Рязанской гос заводской конюшне, а в 1950 г. к ним было еще добавлено 10 коней, приемущественно из числа выделяющих недвижное и нежизненное семя.

В работе не ставилось целью восстановление плодовитости старенькых коней, у каких в связи с годами окончилась либо понизилась генеративная функция. Некое восстановление половой активности и плодовитости старенькых коней естественно, может быть, ио чуть ли оно будет фактически ценно для большинства коней гос конюшни, потому что это восстановление активности и тем болез плодовитости у старенькых производителей будет краткосрочным.

Потому на Рязанскую муниципальную заводскую конюшню собирались кони в возрасте от 4 до 10 лет. Не брались для опыта также кони с очевидно выраженной клиникой обстоятельств бесплодия, к примеру с острым орхитом либо его последствиями, когда ткань семенника уплотнена и сперматогенез прекращен. Были собраны кони, у каких не было видимых клинических признаков бесплодия, а только диагнозы, характеризующие бесплодие от неведомых обстоятельств: импотенция полная, азооспермия, некроспермия, конь не выделяет семени.

 

Исследование обстоятельств и диагностика болезней проводилась:

1) методом сбора анамнестических данных, по материалам муниципальных конюшен, из которых прибыли нездоровые кони;

2) методом клинического обследования коней, исследования семенников и других органов полового аппарата, крови, мочи, исследования свойства семени, когда его удавалось получить;

3) методом наблюдения за поведением коня около кобылы, исследования отклонений в проявлении половых рефлексов при случке и наблюдения за ним в деннике, в работе, в леваде, на проездке.

Клинические исследования: измерение температуры, пульса, дыхания и сердечной деятельности, исследование крови по показателям количества гемоглобина, эритроцитов, лейкоцитов, РОЭ, исследование мочи на наличие белка и форменных частей и т. д. имели собственной целью только исключение заразных и других болезней, способных неблагоприятно подействовать на половые функции коней.

Качество семени коней в 1949 г. изучалось по последующим показателям: объем эякулята, цвет и запах семени, активность движения, концентрация и переживаемость сперматозоидов, рН семени. В 1950 г. при более детализированном исследовании семени коней выделяющих мертвых сперматозоидов, были дополнительно введены некие другие характеристики.

В итоге поочередных многодневных наблюдений над конями были изготовлены пробы установить тип нервной деятельности того либо другого коня, согласно систематизации академика И. П. Павлова.

Как понятно, И. П. Павлов зависимо от процессов возбуждения и торможения поделил собак на сильный и слабенький тип. Животные сильного типа в свою очередь были разбиты на неустойчивых (очень возбудимых) и уравновешенных, а последние зависимо от быстроты нервных процессов делились на живых (стремительных) и размеренных (неспешных).

Колоритное проявление того либо другого характера у животных, очень затемняется бескрайним количеством условных рефлексов, скопленных во время жизни животного. Об этом гласил не один раз в собственных лекциях и докладах академик И. П. Павлов.

1-го и такого же коня в разных критериях можно было отнести к различным типам характера. Потому определение типа нервной деятельности у того либо другого коня может быть только условным. Может быть, что лошадок после кропотливого исследования этого вопроса нужно будет поделить по другой систематизации типов нервной деятельности, отличающейся от принятой И. П. Павловым для собак.

Степень сильной возбудимости в проявлении половых рефлексов у коней к тому же почти во всем зависит не только лишь от общего типа нервной деятельности, да и от того, в каком состоянии находится организм, каково скопление у него в половых железах сперматозоидов, каково наличие гормонов в крови животного.

На основании комплекса исследовательских работ и анамнестических данных устанавливались предпосылки и нрав заболевания и соответственно принимались меры воздействия.

В базу мероприятий по восстановлению плодовитости были положены главные принципы мичуринской биологии и павловского учения об единстве организма животного и окружающей его среды.

Основой учения акад. И. П. Павлова и его служащих является утверждение о единстве внутреннего и наружного во всей жизнедеятельности организма. «Животный организм, — писал Павлов, — представляет очень сложную систему, состоящую из практически нескончаемого ряда частей, связанных как вместе, так и в виде одного комплекса с окружающей средой» (Соч., том. II, стр. 452).

В мероприятиях по восстановлению плодовитости у коней также учитывалось и то событие, что нарушения половых функций могут быть вторичным явлением при нарушении других функций организма.

Для восстановления плодовитости создавался подходящий фон критерий кормления и содержания коней; личный режим работы, моцион и купанье. Рационы для коней составлялись с учетом состояния упитанности и живого веса коней, они комбинировались из разных кормов и изменялись в собственном составе через каждые две недели. В состав рационов входили: сено луговое (летом свежескошенная травка), овёс, отруби, дробленое просо, комбикорм и соль. Неким коням давалось молоко в количестве 3—6 л. в денек.

Коням с недостаточной упитанностью в апреле и мае 1949 г. давался картофель в размере 3—5 кг в денек. В общем на каждые 100 кг живого веса коня приходилось по 2—2,3 кормовых единицы при 100 гр белка на 1 кормовую единицу. Создание подходящих критерий было основой всех проведенных мероприятии. Но вкупе с тем не исключалось по мере надобности и воздействие некими лекарственными и био продуктами, усиливающими те либо другие функции животного.

Еще до начала работы предполагалось, что многие нарушения в функциях половой деятельности коней являются результатом их неверного воспитания в конных заводах и неверного использования и содержания в Муниципальных промышленных конюшнях и случных пт. Эти недочеты состоят в том, что кони с целью моциона только 20—30 минут проезжаются под верхом либо в качалке, а другие 23,5 часа стоят в конюшне. Таковой режим является непременно ненормальным и должен повести к нарушению функций всего организма и сначала нервной системы. При таком режима образуются различные дурные привычки, в особенности у нервных коней. Содержание коней на случных пт нередко бывает не лучше, чем в зимний период в Гос заводской конюшне, а внедрение производителей часто ведется без учета состояния организма.

В целях восстановления плодовитости производителей основными мерами были: перемена обстановки, создание подходящего содержания, растормаживание образовавшихся неблагоприятных условных рефлексов и создание и закрепление других рефлексов, подходящих для проведения случки.

Вкупе с тем были испытаны некие рекомендуемые в научной литературе и руководствах препараты по стимулированию сперматогенеза, проявлению бесспорных половых рефлексов, увеличению тонуса вегетативной нервной системы. Из таких препаратов применялись: пролан, сыворотка крови жеребых кобыл, коффеин, бром, пилокарпин, смесь семенниковой ткани, продукт Дорогова (АСД).

Степень эффективности принятых мер воздействия оценивалась по проявлению потенции, нормальному выделению семени и да качеству его.

В итоге анализа всех исследовательских работ и примененных мер воздействия можно прийти к выводу, что большая часть нездоровых коней, собранных в Рязанской Гос заводской конюшне можно поделить по нраву заболевания на три главные группы.

1-ая группа, достаточно бессчетная, — это импотенты не реагировавшие либо слабо реагировавшие на присутствие кобыл в охоте. К ним относятся: кони верховых пород — Кроссинг и Дозор, кони рысистые — Комплекс, Талисман, Толмач, Арапник и Вий, также арденский конь Ком.

Восстановление потенции у большинства коней этой группы оказалось вероятным без внедрения медикаментарных средств, потому что нехорошая потенция и полная импотенция у их была результатом неверного выкармливания и истощения от недостающего кормления либо неискусного использования в случке. Приводим короткие протоколы исследовательских работ этих коней:

Чистокровный конь Кроссинг, 5 лет, прибыл из Чкаловской конюшни в состоянии истощения. Это был беднокостный, недоразвитый конь. Кроссинг, по данным Чкаловской гос заводской конюшни, никогда не реагировал на присутствие кобыл в охоте.

На Рязанской гос заводской конюшне коню в качестве основного мероприятия по увеличению потентности было назначено не плохое кормление, прогулки в леваде, маленькие проездки, а с пришествием теплого времени — купанье в реке. Через месяц конь имел уже наилучшую упитанность, но при первых пробах на способность к случке он плохо готовился, проявление полового рефлекса у него было слабенькое. Потом потенция его стремительно стала лучше, и конь пошел в случку, стал нормально выделять семя неплохого свойства. Отмечалось некое торможение половых рефлексов при виде каждой новейшей кобылы и при изменении обстановки. Соответствующим было также засыпание коня во время эякуляции. Некий энтузиазм представляет поведение коня при первой садке на чучело. Посмотрев на чучело, конь оборотился к выходу назад. Его возвратили, но он снова пошел к выходу. Так было трижды. Потом конь подготовился, вспрыгнул на чучело и дал семя в искусственную вагину. Всего конь сделал 25 садок (на искусственную вагину и естественно). В июле 1949 г. коня выслали назад в Чкаловскую муниципальную заводскую конюшню. По данным апробации весной 1950 г. конь при трехкратной проверке выделял семя в объеме 55 мл с оценкой подвижности 0,8 и переживаемостью сперматозоидов до 50—55 часов.

Другой конь Талисман, 7 лет, по типу нервной деятельности мог быть отнесен к уравновешенным животным. Это очень послушливое, добронравное и способное животное. Прибыл конь с диагнозом полной импотенции, установленной при апробации в 1949 ,г. При предоставлении коню размеренного содержания, купания и достаточного кормления потенция у него стремительно восстановилась. Конь стал выделять семя неплохого свойства. Осенью 1949 г. Талисман был передан ВНИИКу для использования в опытах по вопросам воздействия кормления на качество семени.

В 1950 г. в течение 3 месяцев в этом опыте конь сделал 150 садок, при всем этом его нельзя было именовать (очень энергичным, но он не проявлял признаков импотенции. На основании анамнестических данных и поведения коня, можно полагать, что временная импотенция у него была результатом неверного содержания и лишнего использования в разъездах на Велико-Лукской конюшне.

Комплекс, 4 года, размеренный и нежный конь проявлял полное равнодушие к кобылам. Только после нескольких минут стояния около кобылы у него время от времени появлялись слабенькие признаки обнимательного рефлекса. При исследовании половых органов у него найдено маленькое уплощение семенников. 30/V 1949 г. коню было дано вовнутрь 500 мл 30° спирта с целью возбуждения нервной системы. Через пару минут у коня появилась слабенькая эрекция, стремительно кончившаяся. Коню был назначен режим: содержание в леваде по несколько часов в денек, купание в реке. С целью внесения нередкого возбудителя нервной системы Комплекса стали каждый денек подводить к кобылам в охоте, был проведен курс инъекции пролана по 100 мг в инъекцию. Но конкретно броского результата от этих инъекций не установлено.

Конь, пользуясь содержанием в леваде и купанием, окреп, возмужал, прибавил в весе. 10/VI он был подведен к большой вороной подсосной кобыле Магистрали, бывшей в охоте, и показал огромное возбуждение: у него наступила эрекция, и он безпрерывно делал пробы покрыть кобылу, но не мог произвести садки. На последующий денек у коня при виде кобылы Магистрали опять появилось возбуждение и после нескольких неудачных попыток при помощи конюхов, подсаживавших его, Комплекс, сделал естественную садку на кобылу, отделив семя. Через один день у коня было получено семя на искусственную вагину, при садке на ту же кобылу Магистраль. В следующие деньки выяснилось, что проявление половых рефлексов на холостых кобыл в охоте не полное (слабенькая эрекция), тогда как на кобыл подсосных все половые рефлексы проявлялись нормально, и он делал садку, отделяя семя. Возбуждение обычно начиналось после того, как конь обнюхает вымя кобылы. Это был для него дополнительный условный раздражитель.

Конем в 1949 г. были покрыты естественно 4 кобылы, из которых три доведены до отбоя и стали жеребыми. Не один раз от Комплекса выходило семя и на искусственную вагину. Конь обычно выделял около 50 мл семени с концентрацией сперматозоидов 250—350 млн. в одном мл, активностью движения их 0,7 и переживаемостью 36 часов.

По своим экстерьерным качествам конь был отнесен ко второму классу и поэтому был продан в одни из хозяйствоов  Рязанской области. По сведениям, получаемым от ст. зоотехника Рязанской ГЗК в 1950 г., конь сначала случной шел лишь на подсосных, а потом и на всех иных кобыл.

В итоге проведенных наблюдений и исследовательских работ можно прийти к выводу, что полная импотенция коня была результатом неверного выкармливания и содержания, также позднего созревания. В Рязанской госконюшне благодаря левадному содержанию, моциону и купанию конь возмужал и окреп. Инъекция пролана, если и имела значение, то только второстепенное, подталкивающее.

Толмач, 8 лет, по имеющимся данным в период 1945—1947 гг. употреблялся в естественной случае, при этом вел себя полностью нормально. Сведений о его работе в 1848 г. нет. Конь поступил на Энгельскую муниципальную заводскую конюшню в конце 1948 г. Там, при проверке в январе-феврале 1949 г. сделал две садки, не выделив семени, а в предстоящем практически не стал реагировать на кобыл. Будучи все таки выслан на случной пункт, конь покрыл несколько кобыл, но они не зажеребели. Конь был снят со случки по дефективному семени: оценка подвижности сперматозоидов 0,1.

Проведенными на Рязанской гос заводской конюшне исследовательскими работами установлено, что Толмач имеет очень низкую потенцию, относится к тормозному (слабенькому) типу нервной деятельности, и у него нарушен сперматогенез. В его семени было менее 20% сперматозоидов с поступательным движением и около 50% от числа всех сперматозоидов были ненормальны по форме, из которых было много с патологией головки.

Не считая предназначения коню режима, укрепляющего организм (купанье, моцион и работа), ему был праведен курс исцеления эмульсией ткани семенника. В итоге у коня равномерно стала лучше потенция, и он стал выделять семя с активностью движения 0,4—0,6 и с переживаемостью сперматозоидов 40—60 часов. Но на чучело конь не пошел.

Толмач по своим экстерьерным качествам относится ко второму классу, слеп на один глаз и поэтому был продан в один из хозяйствоов Рязанской области. По имеющимся сведениям, там у коня ранешней весной 1950 г. потенция была средней, но потом стала неплохой. Толмач покрыл всех кобыл хозяйствоа (22), а потом был пущен в косяк. Ректального исследования не проводилось, но кобылы в охоту больше не приходили, и они все жеребы.

Арапник, рождения 1942 г., прибыл из Боровической гос конюшни с диагнозом: «импотенция с 1947 г., выражающаяся в том, что конь не садится на кобыл, нервничает, эрекции полового члена у него практически нет. До 1947 г. и сначала 1947 г. Арапник работал на пт, при этом зажеребляемость покрытых им кобыл была отменная.

При исследовании коня на Рязанской ГЗК и неизменных наблюдениях за ним было установлено, что Арапник просто возбудимый, нервный конь, при неверном воззвании с ним (крики, брань, одергивание) беспокоится, буйствует, злится и, если это происходит в случном манеже, то от сильного волнения у него теряется эрекция. Конь в 1-ые деньки старался придавить конюха к стенке, стукнуть задом присутствующих в манеже.

Решено было переменить воззвание с конем, сделав это воззвание нежным, но напористым и жестким. С целью исцеления нервной системы и укрепления всего организма коню было назначено физиотерапевтическое исцеление — содержание в леваде и купанье. В рацион было введено молоко, 3—5 л. в денек.

Эти меры привели к тому, что конь стал размеренным, но совместно с тем энергичным в случке. Конь привык к людям, и злобность его пропала. Несколько садок было изготовлено естественно на 4 кобыл, из которых три стали жеребыми.

В 1-ые деньки испытаний конь выделял семя с оценкой по подвижности 0,1 единичные поступательные, при 40—42% патологических форм сперматозоидов. Но потом качество семени стало лучше, подвижность сперматозоидов стала — 0,3—0,4, а переживаемость их 24—40 часов. Количество патологических форм уменьшилось 4 до 25%. В июле, когда потенция у коня была уже восстановлена, с целью улучшения свойства семени ему был введен трижды (6, 7 и 8 июля) пилокарпин в дозе 0.1—0,15 и 0,2 г. Но какого-нибудь улучшающего деяния не было отмечено

Так как конь стал нормально крыть кобыл и признаки нервного расстройства у него закончились, он был выслан в Вологодскую муниципальную заводскую конюшню для предстоящего использования в естественной случке. Там в январе 1950 г. при проверке свойства семени Арапник в случку шел энергично, стремительно справлялся и нормально крыл кобыл, выделяя 50—60 мл семени с наличием в ней сперматозоидов 250—300 млн. в 1 мл, с подвижностью их 0,3—0,4 и переживаемостью 36—40 часов. Конь в случной сезон употреблялся на пт в Чебсарском районе, где покрыл 25 кобыл.

Таким макаром предпосылкой импотенции коня Арапника, принадлежащего к просто возбудимому типу нервной системы, было неверное содержание и воззвание с ним, что повело к расстройству нервной системы — к неврастении.

Ком арденской породы, рождения 1942 г., поступил с Вологодской гос заводской конюшни в Рязанскую посреди июня 1949 г. В 1947 г. спермой этого коня было осеменено 110 кобыл и получена отменная зажеребляемость их. В 1948 г. он также работал при пт искусственного осеменения. В мае 1948 г. у коня было воспаление левого семенника, вследствие ненамеренной травмы искусственной вагиной. В октябре повторилось воспаление семенного канатика, вследствие другой травмы, не связанной с получением семени. В 1949 г. при проверке свойства семени Кома не смогли высадить на кобылу. Инъекции пилокарпина не посодействовали сделать лучше потенцию.

Конь Ком в 1-ые недели по прибытии в Рязанскую муниципальную заводскую конюшню был очень пуглив. Эрекция у него при мельчайшем движении кобылы прекращалась. Он страшился шума, оглядывался.

После 2-3 недель пребывания в Рязанской гос заводской конюшне при умеренном воззвании Ком стал более смелым, напористым, тормозные рефлексы у него угасли, и он нормально создавал естественные садки. Более отменная потенция у коня отмечалась при случке во дворе, вне манежа. Благотворное воздействие на нервную систему его оказало купание в реке и прогулки в леваде. 1-ый раз Кома ввели в воду с огромным трудом, а позже он охотно купался. Любопытно отметить, что в августе, когда Кома пустили в леваду вкупе с другими конями, поначалу он был очень осторожен, прогуливался в стороне совместно с Толмачом, но позже осмелел, стал забиячливым и вел себя жестко. В конце июля Комом было покрыто 5 кобыл, из которых три стали жеребыми. Качество семени коня не плохое, переживаемость сперматозоидов 40—60 часов. Садки коня затруднены в связи с приобретенным ревматизмом задних конечностей и недостаточной длиной их. В сентябре Ком был выслан назад в Вологодскую муниципальную заводскую конюшню, и это была большая ошибка. Перевод коня в прежнюю обстановку, где ему были нанесены травмы, где у него развились и крепко закрепились тормозные рефлексы, опять повело к восстановлению этого торможения. Наличие тех же людей, которые ухаживали и работали с ним на пт при Вологодской ГЗК, содействовало возобновлению торможения. По данным работников Вологодской ГЗК, при проверке 20, 23 и 25 января 1950 г. конь был около кобылы в манеже каждый денек по часу, но на кобылу не реагировал и, как ему позволяли, бежал прочь в денник.

Этот случай подтверждает возможность долгого сохранения условных рефлексов у коней, в особенности если раздражение связано с противными, болезненными чувствами.

Дозор, 1942 г. рождения. В 1945—1947 г. употреблялся в ручной и косячной случке, давая неплохую зажеребляемость. В 1948 г покрыл 27 кобыл, которые прохолостели. В 1949 г. при вешней апробации от коня с трудом было получено семя, оказавшееся мертвым. При исследовании на Рязанской ГЗК У коня Дозора установлена очень низкая потенция, он практически не реагировал на кобыл, готовился медлительно и изредка проявлял пробы к садке. Семя от него удалось получить всего только трижды, при этом только единичные сперматозоиды в нем имели поступательную подвижность, а 50% всех семенных клеток были ненормальны по форме. Нрав патологии свидетельствовал о нарушении процесса сперматогенеза.

В целях стимуляции сперматогенеза и роста потенции коню трижды вводилась внутримускулярно смесь из семенников, после этого потенция существенно поменялась в наилучшую сторону. Конь стал более энергичным, стремительно готовился не только лишь на кобыл, да и на чучело, семя отдавал сходу. Но качество спермы не стало лучше. Таким макаром иъекция семенниковой ткани, улучшив потенцию, не подействовала на нрав спермообразования у этого коня.

Конь Вий, 8 лет, в июле 1950 г. имел ухудшение потенции и свойства семени на почве неверного воззвания и отвратительного кормления. Ему был дан отдых, представлено левадное содержание, купание, введение эмульсии из ткани семенника. В итоге через две недели потенция у коня стала обычной, качество семени так же стало лучше.

Проведенные опыты с восемью конями этой группы демонстрируют, что восстановление потенции, если в организме не имеется суровых морфологических конфигураций, может быть. В наших опытах кони вернули потенцию.

Ко 2-ой группе относятся 5 коней верховых пород: Индиан, Интурист. Гость, Мурад и Люпин. Все эти кони темпераментны, просто возбудимы, активны в случке. Но эти кони мучались расстройством рефлекса эякуляции. Кони не отделяли семени, что связано с расстройством иннервации полового аппарата. У неких коней в случаях, когда они отделяли семя, в семени наблюдалось наличие крови.

Приобретенные сведения о конях и наши наблюдения принуждают с уверенностью полагать, что основной предпосылкой этого вида нервного расстройства (нервного асперматизма), является чрезмерное (для этих коней) внедрение в случке и неверное содержание.

Примером может служить конь Мурад, рождения 1941 г., который 1-ые годы собственной работы на пт Азербайджанской ГЗК работал нормально. В 1947 г на хозяйствоном случном пт этим конем были очень довольны, как сильным и энергичным производителем, и усиленно его эксплуатировали, допуская ему в некие деньки 4 и поболее (до 7) садок.

В 1948 и 1949 гг. при апробации у Мурада установлена «азооспермия». С таким диагнозом он и прибыл для исцеления.

При исследовании в Рязанской ГЗК установлено: конь имеет очень завышенную возбудимость, энергичен. Потенция его высочайшая, рефлексы обнимательный и эрекции появляются отлично. Но имеется очевидное расстройство рефлекса эякуляции — конь не отдавал семени при садке. Мураду был назначен режим, при котором он на долгое время выпускался в леваду. Уход за конем был поручен опытнейшему конюху, обеспечившему спокойное, но напористое воззвание с ним. Вкупе с другими конь купался в реке. Все совместно взятое повело к тому, что через некоторое количество дней конь стал более размеренным и имел неплохую потенцию, стал отдавать нормально семя в искусственную вагину. Качество семени у него оказалось не плохое, переживаемость семенных клеток 60—80 часов.

Никаких медикаментарных средств коню не применялось, и только создание обычного режима содержания было достаточным для восстановления у него обычных половых функций.

Анализ анамнестических данных, темпераментность и поведение коня подтверждают наше мировоззрение о том, что расстройство рефлекса эякуляции было результатом лишнего использования коня в случке. Такое внедрение могло по вести не только лишь к нервному асперматизму, да и проявлению других признаков нервного расстройства. Расстройству нервной системы коня непременно содействовало то событие, что Бакинская ГЗК совсем не имеет места для свободного выпуска коней. Кони пользуются только время от времени маленькими проездками. В итоге, при апробации два года попорядку Мурад не отдавал семени что неверно квалифицировалось как «азооспермия».

Излеченный конь Мурад был выслан в Ставропольскую ГЗК, где в случной сезон 1950 г. нормально покрыл 45 кобыл.

Индиан, 9 лет, из Ставропольской ГЗК имел подобные с Мурадом анамнестические данные. В 1948—1949 гг. он не употреблялся в случке, потому что не отдавал семени. В Рязанской ГЗК к нему были использованы те же меры воздействия, как к Мураду, и в итоге нервный асперматизм у Индиана больше не проявлялся, конь стал нормально отдавать семя. Он был выслан в Чкаловскую ГЗК, где при апробации в 1950 г. нормально отделял при садке семя неплохого свойства, потом был выслан на пункт, где покрыл 21 кобылу при плане 20.

Интурист, 5 лет, из Кубанской ГЗК, также, имея чрезмерную возбудимость, плохо отделял сперму, в какой время от времени появлялась кровь. Ему в дополнение к физиологическому воздействию (купанье и левада) была трижды введена СЖК (сыворотка жеребых кобыл) по 10 мл под кожу. Достаточно стремительно, через три недели, конь пришел в норму, стал тихо и .нормально отделять семя. Конь тоже был ориентирован в Чкаловскую ГЗК весной 1950 г. при апробации нормально отделял семя, а на пт покрыл 18 кобыл при плане 20.

Люпин, 5 лет, из Чкаловской ГЗК, в случной сезон 1948 г. не участвовал, потому что при салке не отделял спермы. На Рязанскую ГЗК конь прибыл 1 апреля 1949 г., имея неудовлетворительную упитанность и признаки длительного отвратительного ухода. Не считая тех же мер, что были приняты по отношению к коням Мураду и Индиану, Люпину было назначено усиленное восстанавливающее кормление. Конь Люпин обладал завышенной нервной возбудимостью, добивался внимательного и размеренного воззвания во время случки. Такое воззвание и содействовало обычной эякуляции семени. Состояние коня, в каком он прибыл из Чкаловской ГЗК, его малорослость, беднокостность свидетельствуют о том, что расстройство его половых функций было результатом неверного выкармливания и недостающего кормления при нехорошем уходе и усиленной эксплуатации. Конь был выслан назад в Чкаловскую ГЗК, где в 1950 г. нормально работал па случном пт, покрыв 32 кобылы при плане 20.

Гость чистокровный верховый конь, рождения 1944 г. из Кубанской ГЗК-В 1948 г. был снят со случки из-за «кровавой спермы». В 1949 г. опять у коня в семени обнаруживалась кровь, что и послужило поводом к отстранению его от случки. На Кубанской ГЗК кони практически круглые день содержатся в конюшне. Им предоставляется только 20-минутный моцион в виде проездки под верхом.

Конь прибыл на Рязанскую ГЗК 27 июня. При неоднократных исследовательских работах в июле и августе 1949 г. у него установлено суровое расстройство рефлекса эякуляции. Только один раз удалось получить от него семя, и то при естественной садке. Готовился конь стремительно, энергично шел на кобылу, половые рефлексы у него были отлично выражены, но во время садки конь заместо эякуляции спрыгивал с кобылы с кликом. Конь был очень серьезный, точнее, злой по нраву. Проведение курса исцеления бромистым калием результата не отдало. В конце августа 1949 г., когда заканчивались исследования всех коней, расстройство рефлекса эякуляции у Гостя длилось в той же тяжеленной, суровой форме. Конь был оставлен на Рязанской ГЗК для предстоящего наблюдения и исцеления. Осенью 1949 г., не считая прогулок в леваде, проездок под седлом, коня приучили к запряжке, и он стал употребляться время от времени как разъездная лошадка. К весне 1950 г. нрав Гостя совсем поменялся. Повсевременно находясь на людях, конь стал размеренным, добронравным животным. Но на случном пт он вел себя, как энергичный, потентный конь. Нервная система его восстановилась так, что он начал эякулировать семя, но обычно все таки с 3— 4 раза. С пришествием летнего времени коня стали купать в реке, а в период 9—12 июня ему было изготовлено 4-кратное интравенозное вливание продукта ЛСД (Дорогова). Скоро конь стал нормально отдавать семя с первого раза. Гость не состоял в штате пт Рязанской ГЗК, но им было покрыто 12 кобыл, из которых 10 стало жеребыми

Таким макаром и у этой группы темпераментных коней верховых пород, с расстройством процесса эякуляции мера восстановления обычной половой деятельности заключались сначала в восстановлении обычной деятельности всего организма, укрепления нервной системы. Эти меры оказались действенными, а заключались они в предоставлении моциона в леваде, купании в реке, достаточном кормлении и в обеспечении размеренного, но напористого воззвания с ними.

К третьей группе коней с нарушениями половых функций из числа прибывших на Рязанскую ГЗК в 1949 г. относятся кони, имеющие неплохую потенцию, нормально выраженные половые рефлексы, но семя их содержит недвижных сперматозоидов, либо только единичные из их имеют слабенькие движения. В 1950 г. эта группа с некроспертией пополнилась еще семью конями. У этих коней долгое время исследовались качество семени, его активная реакция (РН), характеристики секретов придаточных половых желез, наличие фермента гиалуронидазы и морфологический состав сперматозоидов. Не один раз проводилось клиническое исследование крови, мочи, устанавливалось состояние семенников, их придатков, придаточных половых желез, при этом не установлено каких-то значимых дефектов.

Все приведенные исследования не сделали ясными главные предпосылки неподвижности сперматозоидов у большинства подопытных коней. Но можно полагать, что неподвижность семенных клеток является результатом глубочайшего нарушения критерий при образовании сперматозоидов, также при прохождении их через канал придатка и хранении в хвосте придатка.

Более частые садки, введение пилокарпина, коффеина, массаж семенников и их придатков не повели к улучшению свойства спермы. Постоянная работа, моцион и купание только у неких коней повели к маленькому улучшению подвижности сперматозоидов. Мощная, раздражающая терапия также была недостаточно эффективна и, потому .исследования над этой группой коней длятся.

 

Заключение и выводы

Описанные наблюдения, исследования и опыты позволяют сделать заключение о том, что из числа малоплодовитых и бесплодных коней можно выделить три главные группы дефектов в половых функциях:

1. Импотенция, заключающаяся в отсутствии либо очень слабеньком проявлении половых рефлексов. В итоге такие кони не делают садок на кобыл. Этот вид отличия от нормы в половых функциях может быть у хоть какого типа лошадок: верховых, рысистых и тяжеловозных.

2. Расстройство рефлекса эякуляции. При всем этом кони энергично делают садки на кобыл, но не отделяют семени. Такое болезнь характерно почаще коням верховых пород.

3. К третьей группе относятся кони с обычной потенцией, отделяющие при садке семя, но семя это содержит только недвижных сперматозоидов, либо только единичные из их имеют слабенькие движения.

Предпосылкой импотенции, либо пониженной потенции у коней первой группы является неверное содержание их в госконюшнях и конных заводах. Это неверное содержание заключается в недочете движения, света, общения с людьми и животными, время от времени и в недочете кормления. Эти происшествия в особенности очень действуют на юных коней. Недокорм при воспитании производителей в военные годы привел к повышению числа таких импотентов. Примером могут служить описанные кони Комплекс, у которого существенно задержалось созревание, и Кроссинг, который был истощен.

Но импотенция нередко бывает и от других обстоятельств, связанных с неверным содержанием коней: это столкновения бесспорных половых рефлексов с торможением, вызванным у коня грубым воззванием, криками, травмой (в особенности травмой половых органов) во время случки. У коней застенчивого, слабенького типа нервной деятельности это торможение может быть очень устойчивым и так сильным, что будет подавлять все бесспорные половые рефлексы, связанные с эндокринной системой.

Броским примером такового торможения являются случаи с конями Комом и Толмачом. У коня Кома половое возбуждение стопроцентно угнеталось тормозными рефлексами, выработавшимися в Вологодской ГЗК, где коню были нанесены болезненные травмы семенника при получении семени. Уже одна обстановка манежа в Рязанской ГЗК ассоциировалась у Кома с манежем в Вологодской ГЗК и тормозила случку. Вне манежа тормозные рефлексы у коня потухали, и садка происходила резвее.

На примере Кома можно констатировать долгосрочную устойчивость условных тормозных рефлексов у коней. Ком по возвращении в Вологодскую ГЗК опять стал импотентным.

К этой же группе относится импотенция у юных коней, в первый раз идущих в случку, когда половое желание тормозится ужасом. Это столкновение полового влечения со ужасом вызывает нервность коня, его злоба и буйное поведение. У коня Арапника, обычного злого неврастеника, функция эрекции нарушалась при грубом воззвании, кликах и одергивании.

Предпосылкой расстройства эякуляции семени — асперматизма могут быть анатомические предпосылки, но существенно почаще это бывает при расстройства функции нервного центра эякуляции. Как видно из наших данных, это болезнь обычно происходит у коней верхового типа, просто возбудимых. При большой половой нагрузке нервных коней эякуляторный центр нередко и чрезвычайно возбуждается и, как следует, стремительно утомляется. Потом наступает стадия истощения его и невзирая на то, что эрекция бывает обычная, функция эякуляторного центра прекращается, и конь не может выделить семени. Эти происшествия — несоответствие эякуляции и эрекции могут повести в предстоящем к очень суровым расстройствам всей нервной системы, неврастении, выражающейся в буйстве, злобы и коликообразных припадках коня. Такие припадки мы следили у коня Биплан в 1941 г. (Рязанская муниципальная заводская конюшня).

Таким макаром, в этих 2-ух группах отличия от нормы в половых функциях в собственной базе имеют нарушения в функциях нервной системы и во всем организме, что является результатом неблагоприятных наружных воздействий, заключающихся в неверном содержании, грубом воззвании, недостающем кормлении и пр.

Потому в базу мероприятий по восстановлению плодовитости были положены главные принципы мичуринской биологии и павловского учения о единстве организма и среды его окружающей, а так же об условных рефлексах.

Эти мероприятия складывались: 1) из сотворения обстановки содержания и кормления, укрепляющей весь организм, излечивающей нервную систему; 2) из растормаживания коней, выработавших тормозные рефлексы в итоге неверного воззвания и ведения случки.

Для первой цели мы считаем более действующим и поболее применимым физиотерапевтическое исцеление, т. е. воздействие благотворными силами природы. Для 2-ой цели нужна перемена обстановки, способов содержания, перемена обслуживающего персонала с тем, что бы произвести растормаживание отрицательных рефлексов и выработать новые положительные условные половые рефлексы.

Роль исцеления фармацевтическими субстанциями является подсобной, а не основной.

Результаты, приобретенные нами, проявили корректность наших мероприятий. У коней с обозначенными расстройствами в половых функциях, не имевших органических (анатомических) недочетов, эти функции были восстановлены.

Достаточное кормление, свободное движение в леваде, умеренная физическая работа, постоянное купание, отдых от случки, спокойное, но напористое воззвание — это главные меры для исцеления таких коней.

Совместно с тем такие меры должны быть и основными критериями правильного содержания обычных, здоровых коней в конюшнях, конных заводах и случных пт. При таком содержании кони меняют собственный нрав, миниатюризируется их злоба и строптивость.

Как следует, в целях предупреждения обозначенных болезней и одновременного улучшения свойства семени коней, режим содержания их в конюшнях, конных заводах и на случных пт нужно в значимой мере поменять, при этом одним из суровых мероприятий будет организация группового моциона коней в госконюшнях, в осеннее и зимнее время.

У третьей группы коней предпосылки некроспермии остались недостаточно выясненными.

Любопытно отметить то событие, что большая часть коней с некроспермией, не имеющих видимых воспалительных процессов, тотчас юных коней, относится к тяжеловозным. Также нужно учитывать, что умеренная работа, движение ведет время от времени к маленькому улучшению свойства спермы. Как следует, нужно считать, что некроспермия связана с нравом обмена веществ животного.

Г. В. Паршутин кандидат, ветеринарных наук



Козоводство Коневодство КролиководствоОвцеводство ПтицеводствоПчеловодство СвиноводствоСкотоводствоСадоводство



2013-10-31_021908

Оставьте свой коментарий

Решите задачу если вы не бот)) *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>